Истории

УКУС БОМЖА

 

Все началось с того, что меня укусил мужик. Да, звучит бредово, но чего только не случается в переполненной маршрутке по утрам? Я пробирался к выходу, а этот бомжара с грязным мешком за спиной – ну ни в какую даже шага в сторону сделать не хотел! Я его за плечо, а он возьми, да и укуси меня за руку! https://horrorzone.ru/page/ukus-bomzha

Носит же земля долб**бов! – подумал я тогда и на работу побежал. Опаздывал аж на десять минут – значит, Инна Михайловна опять разорется и стопятьсот идиотских поручений придумает. Например, расставить чайники на витрине в каком-то особом порядке, посчитать покупательские тележки или еще какая подобная хрень.

Да, я, как и многие, закончил универ, и теперь работаю продавцом-консультантом. Снимаю однушку в хрущевке на окраине, и надеюсь, что через пару лет моя жизнь возьмет да изменится в лучшую сторону.

Но сегодняшний день точно не мог войти в топ лучших в моей жизни. Михайловна отчитала меня, как школьника, и завалила поручениями несомненной важности. Ну и за всем этим про психа того с его укусом я напрочь забыл.

Только поздно вечером, выползая из ненавистного магазина домой, я почувствовал, что рука как-то неприятно чешется. Но особого значения этому не придал: стоял на остановке и обклеенные столбы рассматривал. Тут вон и муж на час предлагается, и массаж на дому и от алкоголизма быстро, дешево и навсегда лечат. Ну и, конечно, без пропавших без вести не обошлось: на меня с черно-белой распечатки смотрел мужик в очках и с дурацким зеленым галстуком-бабочкой под горлом.

«Просим помощи в поисках нашего отца и мужа…» — гласил жалобный заголовок.

Запил, видимо, мужичок. Хотя нет, на пьющего не похож. Тогда остается любовница. У таких приличиных экземпляров часто есть какой-нибудь грязный секрет. Мда, что за бред в моей голове после работы?

Подошел автобус, и я забыл эту мысль на счет «один».

Смена, видимо, вымотала меня так, что я даже пельмеши заварить не осилил. Просто лег на койку и вырубился.

Проснулся посреди ночи, часа два было. Знобило жутко и башку ломило. Странно, но где-то в области челюсти – она аж тяжелая стала. Как будто в ней опухло чего. Вот только зубной боли мне не хватало! Я как-то с детства жутко боюсь стоматологов. Да и денег лишних на это нет. Потому я закинулся таблетосами и обратно лег. Вырубиться, правда, получилось только под утро – рука задолбала чесаться.

Но вот и будильник.

Встал я с огромным трудом, воду в рожу плеснул, в штаны себя вбил – и на автобус.

На этот раз я не опоздал, но то ли меня глючило, то ли не знаю: на меня как-то косо смотрели пассажиры. Так это: украдкой, и отворачивались. Сами-то с утра как будто лучше выглядят!

— Эй, Игорян, тебя это… осы покусали? – уже на работе спросил меня напарник Витек.

Я хотел было рассказать ему, что шутки у него как всегда идиотские, но он кивнул на мою челюсть, и я инстинктивно провел по ней рукой. А она реально распухла во все стороны.

Я глянул на свое отражение в витрине, и тут вообще выпал – как так за ночь получиться-то могло?! Челюсть раздулась, как будто ее накачали чем. Тяжелая, двинуть трудно, и зудит ужасно! Вот это дела!

Я тогда еще не знал, что это далеко не конец, а совсем даже наоборот. Кое-как доработал смену, потому что Михайловна стопудняк не отпустила бы.

А тем же вечером начался полнейший трэшак. Челюсть ныла и гудела уже в автобусе, и мне казалось, она сейчас вовсе разорвется изнутри. Я хватался за лицо – оно горело! Пассажиры таращились на меня, как на прокаженного какого! Перед глазами плыло, и я едва не скулил от боли. До квартиры я буквально дополз, цепляясь за стены и перила, и чуть не грохнулся с последних ступеней. Походу, температура просто взлетела!

Я закинулся всем, чем только можно, но оно не помогало! Меня метало по койке в бреду, еще и глючилось всякое. Как будто в мою квартиру ломится кто-то, воет под окнами и дверьми, скребется. А челюсть в это время разрывалась все сильнее, и я отчетливо ощущал, как в ней что-то стремительно… растет.

А еще воняет. Рваной плотью и… не знаю, как объяснить – инфекцией: противный сладковатый запах, несравнимый ни с чем. Когда меня вывернуло на пол у кровати, я понял, что нужно звонить в скорую.

Врачи ехали целую вечность, за которую я уже просто перешел на вой от боли!

— Абсцесс… неправильное строение челюсти… — смутно слышал я. Но какого хрена, если все мои двадцать три года оно было абсолютно обычным?!

Что со мной, мать его, происходит?!

Меня доставили в больницу, доктора и медсестры забегали вокруг, поднялась суматоха. Со мной явно что-то совсем не так – это я, несмотря на плывущее сознание, понял из обрывков их разговоров, а потом меня накрыло такой болью, что голова — челюсть, готова была просто взорваться!

Мне вкололи убойную дозу обезболивающего, и меня стало отрубать.

— Нужно вызвать специалистов… из челюстно-лицевой… это аномалия какая-то… — слышал я, но сказать уже ничего не мог.

– Второй ряд зубов просто разворотил бедняге челюсть… и чего он так долго ждал?.. — и мне бы хотелось, чтобы эта фраза мне приглючилась перед тем, как я вырубился.

Пришел я в себя, потому что почувствовал запах. Мерзотный запах, исходящий из моего рта, от моего лица, он просто невыносимый! Инфекцией шмонит уже откровенно, а еще… псиной что ли?

Я трясущимися руками ощупал свое лицо, а оно все в мелких рваных ранах, распухшее, кожа огрубела и сильно шелушилась. От страха мне стало необходимо узнать, что с моей еще недавно довольно симпатичной физиономией.

Почему они просто оставили меня валяться здесь?! Я практически скинул себя с койки, выдернул из руки капельницу и пополз к двери.

В коридорах никого, только на ресепшене девчонка-медсестра лениво втыкает в телевизор. Я двинул к ней, и почему-то мой взгляд остановился на картинке в экране. Показывали фотографию мужика – лет пятьдесят, с залысинами и галстуком-бабочкой… ничего особенного, обычный мужик. Только мне он почему-то показался знакомым.

— Профессор Михаил Зверев пропал больше двух недель назад… родные и коллеги просят содействия в его поисках. Ведь по последним данным он может нуждаться в помощи! Зверев работал над неизвестной вакциной, и, по сообщениям коллег, применил ее на себе. В каком состоянии может находиться мужчина, неизвестно…

Я видел его! Я видел его фото на столбе, когда позавчера ехал с работы! Я ведь еще обратил внимания на эту нелепую бабочку у него на шее!

А теперь, чувствуя нарастающую боль в челюсти, я понял, что видел его и вживую… тогда, в то самое утро, когда меня в автобусе укусил какой-то, как я думал, двинутый бомж!

И ведь тогда все и началось! Это точно!

Продолжить свою мысль я не успел: медсестра как-то почуяла, что я стою пялюсь на нее сзади, и обернулась. За секунду в ее взгляде отразился испуг, и она вскрикнула – визгливо, громко. Мне резануло по ушам и захотелось зажать ей рот посильнее! Так, чтобы у нее тоже заболела челюсть…

Я сам не осознал, как, но метнулся к ней, одним махом сбрасывая со стойки все, что там было. Девчонка заголосила сильнее, и я… зарычал, как какое-то животное!

И… с**а, я бы бросился на нее! Реально бросился бы и вцепился, но краем глаза я увидел… жуткую рожу в отражении ночного стекла. Всю раздутую, в волдырях, с порванными щеками, из которых торчали неровные, острые зубы… и это – моя рожа!

Во что я превратился, мать его?! Какую кошмарную заразу занес мне этот упырь, когда укусил меня?! Я дернулся от девчонки и рванулся прочь. Мне нужно найти этого гребаного профессора! Он знает… он должен знать, как меня вылечить!

Я на улице ночью. Ныкаюсь по подворотням и принюхиваюсь. Только вот, чем больше я это делаю, тем сильнее я ощущаю – голод. Такой, как никогда не испытывал, звериный, крутящий живот, и сводящий с ума! Он путает меня, и я уже несколько раз терял мысль: зачем я ищу этого Зверева? Чтобы вцепиться ему в глотку? Чтобы…

За углом мелькает невысокая тень, и мой желудок издает урчащее рычание…

… чтобы поесть?

Это девушка лет двадцати. Пухлая, в короткой юбке, с такими аппетитными ногами…

Я не отдаю себе отчета, что я рванулся на нее, не соображаю, зачем она кричит: я быстро затыкаю ее, вгрызаясь в шею.

Не помню и как приехали менты, скорая… мой рассудок помутился, и я знаю только, что этот жуткий голод, он вернется. Скоро вернется. И тогда никакие решетки, никакие стены лечебницы меня не удержат. Ведь изменения в моем теле идут – я становлюсь сильнее, на меня все меньше действуют препараты. И кто знает, может быть уже завтра я снова вырвусь на поиски… еды?

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: